Глава Антитеррористического центра СНГ: до 30% боевиков возвращаются на родину

4 Декабрь, 10:36
eye 62

О новых технологиях их активности, защите от терактов с дронами и беспилотными машинами и использовании искусственного интеллекта в борьбе с терроризмом рассказал в интервью ТАСС руководитель Антитеррористического центра СНГ Андрей Новиков.

Андрей Петрович, какие ключевые угрозы со стороны террористических организаций в странах Содружества вы можете выделить?

В центре внимания органов безопасности, спецслужб и правоохранительных органов государств — участников СНГ остаются угрозы, исходящие от международных террористических организаций, в том числе связанные с экспансией в зоны нашей ответственности. Здесь важно понимание новых трендов активности международных террористических организаций, прежде всего ИГИЛ (запрещенная в РФ международная террористическая организация «Исламское государство»).

Во-первых, ИГИЛ фактически получает ребрендинг, в результате чего может сохраниться и как глобальный религиозно-политический проект, и как военно-политическая модель с последующей модернизацией.

Во-вторых, сохранившие в той или иной степени свою боеспособность части ИГИЛ эвакуируются из сирийско-иракской зоны в другие регионы, формируя новые территории дислокации взамен утраченных. Речь идет о формировании новых узлов «земель халифата».

В-третьих, для государств Содружества нехарактерно централизованное и организованное прибытие уцелевших группировок, в чем я вижу прямую заслугу компетентных органов и результат соответствующей государственной политики. По согласованной оценке АТЦ СНГ и наших партнеров, имеет место диффузное проникновение боевиков, в том числе в миграционных потоках, а также за счет так называемых возвращенцев.

В-четвертых, согласно докладу Международного центра исследований проблем радикализма и политического насилия, до 30% участников боевых действий возвращаются на родину. Из числа «возвращенцев» и собственно инфильтрованных иностранных боевиков происходит формирование так называемых спящих или замороженных ячеек, активация которых более чем возможна в контексте организованных попыток ослабления конституционного строя суверенных государств, подрыва их национальной безопасности. Вербовочная деятельность на новых территориях ведется с акцентом на молодежь и малозащищенные группы населения. Медийные ресурсы ИГИЛ распространяют среди сторонников такой посыл: «Если правоохранительные органы страны закрывают перед вами двери хиджры, откройте перед ними двери джихада». Именно на базе такой технологии формируется так называемый малобюджетный террор, эффекты которого в полной мере испытали на себе европейские государства.

Какие из трендов среди террористов представляют наибольшую опасность?

Для Российской Федерации и других государств СНГ высокую опасность представляют следующие формы активности международных террористических организаций: формирование и активация уже созданных «спящих» джамаатов как за счет новообращенных, так и за счет лиц, принимавших участие в боевых действиях на стороне МТО в Сирии и Ираке и возвращающихся в страну исхода, и формирование сети автономно действующих «одиноких волков» в результате пропаганды и индивидуальных вербовок.

Антитеррористическим центром государств — участников СНГ неоднократно, в том числе и в рамках совещаний руководителей специальных служб, органов безопасности и правоохранительных органов иностранных государств — партнеров ФСБ России, представляются прогнозные оценки, касающиеся развития террористических угроз. Уже получили подтверждение прогнозы об использовании ИГИЛ в качестве франшизы, реализации проекта ИГИЛ «новой хиджры», формировании сети «спящих» джамаатов на территориях государств Содружества и в иных странах, а также использовании террористами криптовалют и обновлении ими технологической линейки средств совершения нападений, в частности активного задействования в своих преступных целях беспилотных летательных аппаратов.

Особое внимание с точки зрения анализа и прогноза мы уделяем и объектам устремлений террористических группировок — объектам топливно-энергетического комплекса, критически важной инфраструктуры, местам массового пребывания людей.

Как вы отметили, сейчас остро стоит проблема использования беспилотников в террористических целях. Какие меры необходимо принять для защиты от атак с помощью дронов?

Тема противодействия использованию беспилотников в террористических целях становится чрезвычайно актуальной, она встречает повышенный интерес у всех спецслужб. Очевидно, что весь транспортный комплекс переживает сегодня революционную трансформацию, сравнимую по своим последствиям разве что с распространением интернета. И трансформация эта связана с технологиями беспилотного управления. Например, в США только в коммерческом сегменте эксплуатируются не менее 1,5 млн беспилотных летательных аппаратов. В России, по экспертным оценкам, легально эксплуатируется около 60 000 квадрокоптеров в любительском сегменте и около 3000 — в коммерческом. В нашем случае речь идет о беспилотниках массой от 250 г до 30 кг.

В октябре этого года комитет Государственной думы Российской Федерации по безопасности и противодействию коррупции провел круглый стол по проблемам использования БПЛА в гражданском секторе. В данном мероприятии приняли участие и эксперты Антитеррористического центра.

Экспертами был отмечен рост числа правонарушений в сфере оборота БПЛА в РФ. По некоторым оценкам, с 2017 года зафиксировано более 50 фактов нарушения беспилотниками воздушного пространства над важными гособъектами.

Кроме того, возникает вероятность использования в противоправных целях беспилотных автотранспортных средств. Речь идет об особом формате кибертерроризма. По некоторым оценкам, в мире каждые 14 секунд совершается та или иная кибератака. Следует согласиться со специалистами в том, что серьезную угрозу представляет несанкционированное использование дронов во время массовых мероприятий, где они могут применяться как носители взрывчатых или отравляющих веществ для совершения террористических актов, а также для ведения видеосъемки для изучения слабых мест в организации безопасности.

Очевидно, что количество малоразмерных, сложных в обнаружении и нейтрализации, доступных по цене и условиям эксплуатации БПЛА как военного, так и невоенного назначения в ближайшее время значительно возрастет так же, как и уровень их доступности. Оснащение самых обычных дронов соответствующей техникой превратило их и в разведчиков, и в мини-бомбардировщики. Это уже реальность, и контролировать данный процесс запретительными мерами практически невозможно.

В этом смысле следует только приветствовать законодательные инициативы Государственной думы, направленные на регламентацию регистрации БПЛА гражданского назначения, их маркировку, ограничения использования в определенных случаях. Кроме того, в настоящее время готовится проект федерального закона по морским беспилотным транспортным средствам, прежде всего, способным к передвижению под водой. Несомненно, правовые решения принимаются с учетом технологических возможностей по нейтрализации угроз этого типа.

Для эффективного противодействия попаданию беспилотных летательных аппаратов в руки международных террористических организаций мы считаем необходимым:

первое — создание специальной базы данных по террористическим организациям, имеющим опыт применения БПЛА и располагающим соответствующими специалистами по их эксплуатации;

второе — дополнение законов о силовых ведомствах нормативными положениями, регламентирующими применение оружия и специальных средств для борьбы с БПЛА, используемым в противоправных целях;

третье — разработку эффективных систем контроля за малоразмерными объектами в воздушном пространстве, в местах массового скопления людей, над объектами особой важности и повышенной опасности.

Следует отметить, что угроза использования террористическими организациями оружия, основанного на технологиях роботизации и искусственного интеллекта, также отмечалась в резолюциях Совета Безопасности ООН 1178 2014 года и 2396 2017 года. Совет Безопасности признал важность сотрудничества между странами — членами ООН, направленного на предотвращение попадания новых технологий в руки террористов, и призвал к принятию необходимых и своевременных мер в соответствии с международным правом.

Как общественные структуры вовлекаются в борьбу с терроризмом?

В течение последних лет сделаны серьезные шаги на пути к тому, чтобы мы получили дополнительный ресурс также и от структур гражданского общества — общественных организаций, фондов, конфессиональных объединений. Следует признать, что эти усилия увенчались успехом. Нашими партнерами стали международный общественный фонд «Российский фонд мира», информационные агентства всех без исключения стран Содружества, муфтияты России, Казахстана, Киргизии и других государств. Многие наши действия, направленные на развенчание идеологии террористических организаций и пресечение вербовок нашей молодежи в ряды МТО, получили их содержательную поддержку. Так, например, АТЦ СНГ был организован и проведен учебно-методический тренинг «Взаимодействие представителей национальных антитеррористических центров с отечественными и зарубежными СМИ», а при поддержке «Российского фонда мира» изданы методические рекомендации «Предупреждение вовлечения молодежи в террористические и экстремистские организации» и «Профилактика терроризма и экстремизма в молодежной среде».

Масштабные и интенсивные программы по привлечению гражданского общества в противодействие терроризму на пространстве СНГ сегодня позволяют говорить о том, что реально сформирован генерализованный субъект противодействия терроризму. И это серьезное достижение. Эффективность симбиоза государственных и общественных практик в данном направлении оспорить невозможно.

Необходимы ли какие-то нововведения в подходах к борьбе с терроризмом?

Параметры безопасности государств — участников СНГ рассматриваются нами в контексте общего состояния складывающейся обстановки в евразийском субрегионе как важная часть социальных и политических процессов, происходящих в современном мире.

Это заставляет нас рассматривать борьбу с международным терроризмом и проявлениями насильственного экстремизма не просто как систему скоординированных мер, а как деятельность в парадигме стратегического сдерживания. Представляется, что сегодня востребованы к теоретической и практической проработке более сложные и более эффективные модели противодействия масштабной террористической активности. Объективно такие модели могут сформироваться только в результате системных организационных и управленческих решений.

Нами предпринимаются усилия по созданию «матрицы» противодействия террористической активности на пространстве Содружества. Однако построение такой «матрицы» в условиях очень динамичного развития общей ситуации было бы невозможным без задействования, помимо ресурса органов безопасности и спецслужб стран Содружества, потенциала других органов отраслевого сотрудничества СНГ. И здесь системный подход полностью себя оправдал. Нашими надежными партнерами стали рабочие структуры советов министров внутренних дел, министров обороны и генеральных прокуроров, руководителей пограничных ведомств, подразделений финансовых разведок и таможенных служб государств СНГ. Не менее важным системным фактором мы считаем взаимодействие с Контртеррористическим и санкционными комитетами СБ ООН, а также ОБСЕ, Региональной антитеррористической структурой Шанхайской организации сотрудничества, Интерполом. В центре действует абонентский пункт Интерпола с онлайн-доступом к его банкам данных.

Что касается нововведений в сфере борьбы с терроризмом, то они во многом будут связаны, на мой взгляд, с расширением поля применения обработки так называемых больших данных, фактически — искусственного интеллекта. Если принимать во внимание такую составляющую искусственного интеллекта, как совокупность алгоритмов развития конкретных социальных процессов, их анализа, моделирования и прогнозирования, то здесь действительно открываются новые возможности.

Современные вычислительные технологии заметно изменят сам ландшафт баз данных, в том числе специализированных баз, позволят на порядок повысить эффективность их реализации. Кроме того, продвижение технологий идентификации личности, в том числе вводимые электронные паспорта, также будут способствовать развитию новых контртеррористических технологий.

Предпосылки к такому обновлению видны уже сейчас. Рядом IT-компаний стран СНГ создано авторское программное обеспечение, которое позволяет вести мониторинг распространения экстремистского и террористического контента в социальных сетях, устанавливать связи между «узлами» распространения и субъектами целевой аудитории, причем в привязке к конкретной территории. В ряде случаев это позволяет своевременно выявить «уплотнение» экстремистского контента и предотвратить формирование групп экстремистской направленности.

Будет ли появляться новое в стратегии борьбы с терроризмом?

И если говорить о новых технологиях борьбы с терроризмом, то, видимо, следует обратить внимание на такой тип взаимодействия, как совместная военно-полицейская операция с привлечением разноведомственных сил и средств, в том числе из различных государств Содружества. Сразу хочу сказать, что данная тема является сравнительно новой в общем дискурсе проблем борьбы с терроризмом. Традиционно мы рассматриваем контртеррористические действия либо как точечные силовые операции, направленные на пресечение террористических актов и задержание преступников, проводимые спецподразделениями органов безопасности, спецслужб и правоохранительных органов, либо как локальные операции, проводимые на ограниченных участках местности совместными силами воинских подразделений и спецподразделений компетентных органов с применением спецсредств, оружия и в необходимых случаях — вооружения. Однако реализуемые к настоящему времени технологии международных террористических организаций самым существенным образом меняют наш взгляд на содержание, силы и средства, масштабы и интенсивность антитеррористических практик.

Как реальный результат деятельности МТО в Ираке, Ливии, Сирии мы видели уничтожение или нарушение функционирования военных и промышленных объектов, объектов жизнеобеспечения населения, транспортной инфраструктуры, устрашение населения, нарушения безопасности и устойчивости функционирования критической инфраструктуры и, собственно говоря, уничтожение государства как такового. Значительная часть боевых действий международных террористических организаций разворачивается в городах и крупных населенных пунктах.

Задачи восстановления конституционного порядка в таких условиях потребуют не поэтапной реализации войсковых операций, вслед за которыми идет оперативно-боевая и оперативно-розыскная деятельность компетентных органов, а осуществления всего комплекса действий одновременно на одной и той же территории. Совершено не исключена необходимость проведения таких операций и за пределами национальной территории того или иного государства. Более того — не исключена вероятность проведения такого рода масштабных операций совместными силами подразделений министерств обороны, органов безопасности, спецслужб и правоохранительных органов двух и более государств.

Ежегодно под эгидой АТЦ в странах Содружества проводятся учения в сфере борьбы с терроризмом. Уже выбрана локация для проведения учений в 2020 году?

Разумеется, наиболее значимыми элементами системного подхода в организации противодействия терроризму являются те решения, которые непосредственно направлены на практический результат. В практике работы центра такими элементами стали ежегодные совместные антитеррористические учения. Под эгидой и при координации со стороны АТЦ СНГ начиная с 2001 года проведено 16 таких учений.

В сентябре этого года на территории Республики Армения мы провели совместные антитеррористические учения компетентных органов государств СНГ «Арарат-Антитеррор — 2019», в которых приняли участие органы безопасности спецслужб семи государств — Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана. Базовый сценарий был проработан совместно со Службой национальной безопасности Армении, а цели учений нашли полную поддержку всех его участников. В качестве темы учений были выбраны технологии своевременного выявления и пресечения террористических актов на объектах топливно-энергетического комплекса.

Проведенная совместно с партнерами оценка складывающейся обстановки продиктовала нам контуры следующего совместного учения, которое запланировано в 2020 году на территории Республики Казахстан. Безопасность Каспийского региона может быть обеспечена исключительно силами региональных субъектов, среди которых спецслужбам и органам безопасности принадлежит особая роль. В настоящее время совместно с коллегами из Комитета национальной безопасности Республики Казахстан мы прорабатываем и сценарную линию, и современные технологические решения борьбы с терроризмом, учитывая при этом региональную специфику.

Современный терроризм является неизвлекаемым элементом военно-политических рисков. Это обстоятельство четко структурирует и поле нашей общей ответственности, и характер реализуемых стратегий. Совместно с партнерами мы формируем совместный ресурс борьбы с международным терроризмом и выражаем твердую уверенность в его эффективности. Реализация такого потенциала позволит на новом качественном уровне выявлять, оценивать и ликвидировать террористические угрозы, минимизировать их последствия для национальной и коллективной безопасности.

Автор: В России онлайн
avatar
  Подписаться  
Уведомление о